Рецепты еврейской мамы

Рецепты еврейской мамы

Если бы мы с бабушкой летели на ковре-самолете, а не ехали с тетей Ирой Рахубовской на машине, то я, вжик, закрыла бы глаза, потом их открыла и совсем бы не поняла, что уехала из моего родного города, а приехала в Воронеж. На центральной улице там стояли такие же точно дома, которые у нас называли «сталинками», пузатился абсолютно похожий на наш цирк, университет их был похож на наш обком, даже мосты через их водохранилище походили на днепровские. Вот только не было в нашем городе такого огромного, крытого и гомонливого центрального рынка, куда мы заехали, чтобы бабуля купила гостинцы родственникам из Семилук. Про свою родину – эти самые Семилуки – бабуля могла говорить часами. По ее рассказам выходило, что это самый героический город на свете и самый загадочный. Там находили аж 37 раз несметные клады, там во время войны шли самые ожесточенные сражения, а уж сколько там поперебывало всяких известных писателей и художников, нам в моем родном городе и не снилось. И Лермонтов, и Кольцов, в честь которого в Воронеже назван театр, и мы туда ходили смотреть «Бедный Снепорок», но бедняжку Снепопрока так и не показали, и Никитин, и Бахметьев, и сказочница Барышникова, и даже ученик самого художника Репина.

На самом же деле город, стоявший на правом берегу речки с красивым именем Дон, был совсем маленьким, с небольшим пятачком многоэтажек и огромными черными крыльями одноэтажных окраин. Бабушкин дом тоже был деревянным, черным и странным. В нем внутри все ходили в валеночках, обедали возле большой печки. Сразу по приезду нас с бабулей отвели мыться в отдельный сарай, как будто мы были самыми настоящими грязнулями. В сарае от пара ничего не было видно, но все смеялись и били друг друга старыми ветками. Я испугалась, заплакала, меня отнесли в дом и уложили на ту самую печку, где, по идее, вот-вот должна была показаться Баба Яга. Но вместо Бабы Яги на печку влезли два одинаковых белобрысых мальчика, чуть постарше моего Аркашки Иванченко, и стали дразниться, показывая языки. Я от ужаса зажмурилась и начала вслух читать «Сказку о царе Салтане» (меня так бабушка учила, чтобы не бояться). Но я все равно путала слова, тут же, на ходу сочиняла новые, и, не раскрывая глаз, размахивала руками и корчила рожи. Мальчишки почему-то притихли, наверное, решили, что я припадочная. А когда из сарая вернулась начисто вымытая бабушка и забрала меня к себе в кровать, оказалось, что мальчишки вовсе и не исчезли. Они стали громко плакать и просить, чтобы я рассказала им сказку до самого конца. Пришлось бабушке и их в кровать брать, благо была она огромная, с периной под потолок и кучей мал-мала-меньше подушек. Дома у нас такой точно не было.

А утром мы уже поехали дальше, мимо острова Буяна, в царство самого Салтана. Точнее, сначала по делам в Уральск, потом в Тобольск, а потом уже и в Кустанай с Рудным.

Кустанай мне понравился значительно больше Семилук. Таких городов я еще не видела. Точнее, в нашем городе уже были похожие многоэтажные современные дома, но Кустанай состоял сплошь из них. А улицы – такие широкие, что было совсем непонятно, переходишь ты улицу или идешь вдоль нее. В Кустанае у бабушки были дела, поэтому тетя Ира Рахубовская отвезла меня в Рудный, такой маленький Кустанайчик, где у бабули жил, оказывается, приемный сын вместе со своей женой и двумя сыновьями. Дядя Владилен был похож на молодого Ленина, а его тетя Люба все время хлопотала вокруг меня и старалась накормить.

Но я тоже в грязь лицом не ударила! Попросила у ее старшего сына ватман, линейку и печатными буквами, как смогла, написала для нее по памяти несколько самых вкусных рецептов Беренштамов. Тетя Люба почему-то читала и плакала, приговаривая «Эх, Виталька не видит», а потом шла на кухню лепить бесконечные огромные пельмени, которые у них назывались, как наша прививка в детском саду, «манту».

Вот те рецепты, что я написала для тети Любы:

Шакшука.

Рецепт от Анны Арновны и Мирры, они обе умеют. Это мой любимый завтрак на все времена.

2 помидора, 2 средние луковицы, 1 столовая ложка томатной пасты, 3 яйца, половина пучка петрушки и чуть-чуть зеленого лука. Для шакшуки для взрослых берут еще половину столовой ложки молотой сладкой паприки и треть чайной ложки острого красного перца.

На растительном масле жарят до золотого цвета нарезанный лук, добавляют к нему помидоры, нарезанные кубиками, и обжаривают до почти полного исчезновения жидкости. Кладут соль, специи, столовую ложку томатной пасты и быстро обжаривают 1–2 минуты, помешивая. Добавляют чуть-чуть воды (половину половника) и зелень петрушки. В получившемся густом соусе ложкой намечают лунки, вбивают туда по 1 яйцу, подсаливают, посыпают еще зеленым луком, закрывают крышкой и через минуту выключают огонь. Яйца в шакшуке должны быть полужидкими. Но если нужна хорошая прожарка, то выключить огонь можно через 2–3 минуты. Очень вкусная яичница!

Бланманже одесское по-французски от Мирры

Половина стакана молока, 1 пакетик  желатина, 1 пакетик ванильного сахара, 250 граммов творога, половина стакана сметаны, половина стакана сахарной пудры, 2 кружочка апельсина (или других фруктов – бананов, ананасов).

Желатин и ванильный сахар положить в молоко для набухания. Взбить творог, сметану и сахарную пудру до нежной пены. Подогреть молоко с желатином, но не дать закипеть. Тонкой струйкой влить молоко в творожную основу, быстро размешать, добавить кусочки фруктов и выложить в форму. На 2 часа в холодильник. Обернуть форму ошпаренным полотенцем и перевернуть. Нежное бланманже готово!

Грис-халва от Анны Ароновны

В разогретое растительное масло высыпают манную крупу и поджаривают ее на слабом огне до золотистого цвета. Отдельно варят сироп из воды и сахара с добавлением лимонной цедры (цедру одного лимона натереть на мелкой терке) и корицы. К поджаренной крупе добавляют сливочное масло и кипящий сироп, смесь размешивают и варят под крышкой 10–15 минут, после чего разливают по формочкам и посыпают сахарной пудрой. Получается вкусно, полезно и красиво.

А нужно-то всего: 400 граммов манной крупы, 200 граммов растительного масла, 100 граммов сливочного масла, 100 граммов сахарной пудры, 5 граммов корицы.

Для сиропа: 500 граммов сахара, 1,2 литра воды (лучше слабо заваренного чая), 100 граммов лимона.

Ой, совсем забыла рассказать, что в гости к тете Любе, пока бабули не было, приходила тетя Руфа Израилевна. Она была совсем такой же, как моя Мирра, но работала учительницей музыкальной школы, и поэтому велела себя называть только по имени и отчеству. Мы с ней рассматривали фотографии, которые я привезла, и тете Руфе очень понравились карточки, на которых была снята Мирра. Она сказала, что ее брат-близнец Йося, генеральный конструктор какой-то огромной целинной стройки, очень хочет жениться, и что моя Мирра ему, скорее всего, подойдет. Я побоялась просить у тети Любы разрешения позвонить домой, но адрес Руфы записала и спрятала в куклу Таню. А вдруг этот Йося тоже красивый и умный, как Мирра, и вдруг он и есть тот самый принц на белой лошади (тем более, что лошадей под нашими окнами скакало немало).

Но самое главное, что сделала Руфа, – она научила меня есть хлеб! Я прямо не могла дождаться бабушку, чтобы показать ей, что и хлеб я теперь тоже ем, совсем как большая.

Но прежде Руфа Израилевна рассказала мне (почти как Анна Ароновна) целую историю про таинственный Магриб, про настоящего, а не сказочного Аладдина, который жил со своей матушкой в городе Фесе в 703 году. Он сочинял стихи, растил цветы и учил всех получать удовольствие от еды (если я, конечно, чего-то не перепутала). Так вот, однажды в его дом пришла маленькая девочка, вроде меня, которая не любила есть хлеб, а Аладдин приготовил ей священное еврейское блюдо, заколдовал его, и стало девочке так вкусно, что она перестала капризничать, а начала жить, ума наживать, а потом выросла большой и пошла работать знаменитой певицей.

Руфа Израилевна угостила меня таким блюдом. И это было, правда, очень вкусно. Чуть-чуть-чуть лучше, чем у бабули и Беренштамов. Рецепт я привезла домой.

Рецепт фаршированного хлеба и салата из петрушки от Руфы Израилевны

Взять большую белую булку хлеба (или батон, или буханку). Разрезать вдоль, выгрести мякушку. Отварную курочку (250 граммов) нарезать на кубики и обжарить в растительном масле. Поджарить стакан рубленого миндаля. Взять стакан рубленой зелени (петрушки, укропа и мяты). Смешать мясо с миндалем и зеленью, полить 1 столовой ложкой бульона, в котором варилась курица, соком половины лимона, добавить к смеси крошки от мякушки. В масло, на котором обжаривалась курица, влить четверть стакана бульона, довести до кипения. В половинку батона сложить фарш, полить столовой ложкой масла с бульоном, посолить, поперчить, накрыть второй половинкой хлеба и снова полить маслом с бульоном. Подавать вместе с салатом.

Для салата взять пучок петрушки, пучок зеленого лука, нарезать лимон без корки на кусочки, посыпать солью и чуточкой сахара. Смешать. Нарезать хлеб на крупные ломти и есть вместе с салатом, приговаривая: «Чтобы у сына моего в доме жили прелестнейшие женщины, под окном скакали прекраснейшие лошади, во дворе росли цветы с самым сильным ароматом, а сам он ел только королевские кушанья, и мне давал на золотом подносе!.

https://book24.ru/product/retsepty-evreyskoy-mamy-2989867/

 

 

koolinar.ru

Делись с друзьями

Загрузка...